ЛЮДИ БАЙКАЛА
Иркутский онлайн-журнал рассказывает
о том, как живут люди на берегу главного
российского озера. И делает это интересно
С первых материалов "Людей Байкала" стало понятно: это просто какой-то "луч света в тёмном царстве". Авторы делают тексты, которые для любой региональной журналистики - не только для иркутской - кажутся огромным прорывом. Ольга Мутовина рассказала о том, как создавать истории, которые хочется читать.
— Ольга, расскажите о своей команде для начала. Для региональных медиа ваш проект — это абсолютная "белая ворона". То, как и о чём вы пишете — это совсем не похоже на то, как работают ваши коллеги. Откуда вы такие взялись?
— Проект начался с идеи, которая пришла нам вместе с моей коллегой Еленой Трифоновой. Мы 10 лет работаем вместе журналистами в газете "Восточно-Сибирская правда" в Иркутске. Нам хотелось ездить по городам и селам, узнавать об интересных людях, писать истории. В общем, заниматься тем, что нам интересно. Фотографии мы стали заказывать у одного из лучших фотографов региона Антона Климова и позже поняли, что хотим, чтобы все фотографии были его авторства. Сайт заказали у Ярослава Чернова из Перми. Это большая удача, что мы сразу вышли на него. Обратились случайно, по рекомендации коллег. Ярослав стал частью нашей команды, нашим единомышленником. Он взялся за вёрстку, техническое развитие проекта и его продвижение.
— А какие отношения у вас сейчас с коллегами в Иркутске? Ваш проект стал явлением для местной "медиатусовки"?
— Разумеется, не стал. В основном, мы получаем отзывы от федеральных коллег. Семь материалов журнала, практически все основные, стали номинантами на премию "Редколлегия". Мы попробовали сотрудничать с местными авторами, в большинстве случаев, как только речь заходила о доработке материалов, возникали разногласия. Некоторые коллеги после деликатных просьб переделать, поработать над своими текстами перестали с нами общаться. Это было неожиданно и очень обидно. Речь идёт о людях, с которыми мы дружили и рассчитывали, что они станут частью нашей команды.
— Почему так происходит, на ваш взгляд? Это привычка — потому что в региональной прессе нет практики серьёзной редактуры материала — ставят как есть? Или играет роль некая убеждённость местных журналистов в собственной непогрешимости и профессионализме?
— И то, и другое. Люди дорастают до уровня, когда им говорят, что они профессионалы. После этого тяжело принимать критику. Сработал ещё и третий фактор. Для наших коллег оказалось тяжело принять правки от таких же журналистов, которых они знают десятилетия.
МЕСТАМИ - МУТОВИНА
Люди дорастают до уровня, когда им говорят, что они профессионалы. После этого тяжело принимать критику
— Почему же вы можете выдавать крутые тексты абсолютно нерегионального уровня, а другие — нет?
— Мы ничем не лучше и не талантливее наших коллег, это точно. Просто однажды мы решили, что начнём действовать. Если честно, тогда мы немного переоценили свой уровень. Пришлось на ходу учиться, переламывать себя. Можно сказать, заново учиться писать.
— А как, во-первых, пришло осознание, что надо учиться, во-вторых, почему вы - поняли, что надо учиться, а ваши коллеги, как вы говорите, протестуют? Ну и в-третьих, как это "переучение" чисто технически строилось?
— Сначала мы думали, что умеем. Мы рассчитывали на нашу идею — про людей Байкала. И уникальный контент, конечно, сработал. Мы показали сначала наши тексты редакторам экспертного уровня, лучшим в стране. И тут мы поняли: "Да ничего мы же не умеем!" Когда после редактуры приходили полностью жёлтые от правок тексты — это физически больно. Я прямо горевала. Утром вставала, переписывала текст, снова получала правки, уже меньше. И так несколько раз. Я благодарна редакторам за терпение. Сейчас уже легче. Редактор помогает "докрутить" текст, сделать его глубже. То есть учились мы как раз в рамках нашего проекта. На наших текстах, мне кажется, можно проследить эти процессы.
— А почему, как вы думаете, этому не учат на журфаках? Или в региональных СМИ? Почему для того, чтобы получился качественный текст, нужно привлекать "большого редактора" со стороны?
— Мне сложно судить, диплом журналиста я получила только в декабре 2019 года. По первому образованию я филолог. Не учат, потому что журналистика сейчас не нужна государству. Те, кто называют себя журналистами, на самом деле работают в интересах либо власти, либо бизнеса. Тех, кто готов платить. И необходимое условие для создания качественного текста — свобода. Когда журналист подчиняется собственному чутью, не боится написать то, что не угодно кому-то.
МЕСТАМИ - МУТОВИНА
Необходимое условие для создания качественного текста — свобода
А как "Люди Байкала" зарабатывают?
— "Люди Байкала" — совместный проект с газетой "Восточно-Сибирская правда". У нас есть инвестор. Наши тексты идут и в газету. По нашему плану, онлайн-журнал должен выйти на самоокупаемость, как минимум. Сейчас у нас на сайте стоит плашка "Помочь проекту". Пожертвования пока небольшие, но они есть.
Формат "Людей Байкала" — истории о людях, которые живут вокруг главного географического объекта вашего края — это осознанный ход, чтобы привлечь к проекту внимание не только местных читателей, но и широкой аудитории? Или вы случайно нашли такую концепцию? Всё-таки, "Восточно-Сибирская правда" — это такое, сугубо локальное издание.
— Конечно, использование названия озера — осознанный шаг. Мы понимали, что географическое положение — это наше преимущество. Мы решили это использовать для привлечения аудитории.
Как вы находили героев для своих публикаций? Это какие-то прошлые наработки? Или они возникали в вашей жизни по факту?
— Героев ищем постоянно. Прошлые наработки помогают в меньшей степени. Теперь каждую новую тему мы долго обсуждаем, разбираем, подходит ли герой нашему проекту. Большинство из наработок отпадают, ищем новых. Через случайные разговоры, посты френдов в социальных сетях, спрашиваем у людей, которые много ездят по региону. Иногда люди сами пишут и предлагают темы. Например, героиню Нэлю Попову из деревни Таежное нашли совершенно случайно. В ленте одного из друзей я увидела фотографии заброшенных домов. Это было похоже на Чернобыль. Остались вещи, фотографии, а люди уехали. Я написала знакомому, спросила, где это. Он рассказал про деревню и его единственную жительницу. Дал контакты главы муниципалитета Сергея Ненахова. Он и доставил меня и Антона Климова в эту деревню. Ехать надо было от центральной усадьбы — Хор-Тагны — на вездеходе.
В этой истории, кстати, "председатель" Ненахов — глава администрации — как герой возник случайно? На него очень хорошо отреагировали читатели в комментариях — писали, мол, такого человека бы да в президенты. Или вы изначально знали, что он будет таким "теневым" героем?
— Нет, Ненахова как героя, по крайней мере, в этом материале мы не планировали. Он вошёл в репортаж как связующая нить между героиней и "большой землёй". И Сергей Сергеевич с недоверием отнёсся к журналистам. Его взгляд на репортаж отличался от нашего. Он хотел показать нам музеи, памятники и площадки в Хор-Тагне. Ненахов вообще был недоволен тем, что мы стремились в заброшенную деревню, в неприбранный дом к одинокой старухе. После выхода материала мы с ним не общались. Он не обрадовался репортажу. Потом мы сделали отдельный материал про него.
А вообще, насколько в репортаже важен такой "проводник"? В большинстве ваших материалов присутствует такой герой, с помощью которого автор вместе с читателем проникает в "другой мир": глава администрации, библиотекарь. То есть вот мы читаем, вроде бы, про фельдшера Николая Имеева — но на самом деле, смотрим на "русскую глубинку". Или история может обойтись без такого персонажа-проводника?
— Мы сознательно ищем темы, где через героя показываем социальные проблемы. Стараемся, чтобы у любого текста было несколько слоев. Во-первых, должна быть интересная фабула, на которую нанизываем историю. Во-вторых, через жизнь конкретного человека мы показываем проблемы всего общества. Дальше стараемся выходить на темы, которые касаются каждого человека, где бы он ни жил. Говорим про общечеловеческие ценности. Например, в случае с Таёжным первый слой — личная история этой женщины. Второй слой — проблема умирания деревни. Третий слой — отношения, одиночество человека в мире. А проводники, конечно, нужны. Через них мы истории обогащаем.
местами - мутовина
В основном журналисты пишут о горожанах. Ехать в деревни долго и дорого
По поводу этого текста — о бабушке из Таёжного — было очень много комментариев в соцсетях в формате: "Как же она счастлива, что живёт вдалеке от цивилизации". Вы как реагируете на такие комментарии — ведь, наверняка, история бабушки Нэли — это не история про сознательный выбор удалиться в "изгнание". Вам не хочется вступить в дискуссию с комментаторами, стукнуть их по голове и написать капслоком, что они ничего не понимают в жизни?
— Мы предлагаем читателю свое видение этой истории. Любой человек воспринимает материал через призму собственного восприятия. Может, кому-то надоело сидеть в четырёх стенах на самоизоляции и ему хочется в глушь, в деревню. В любом случае спорить бессмысленно. Когда мне хочется вступить в дискуссию, я себя останавливаю. Я все сказала в своём материале. Все аргументы уже привела. Даю читателю право интерпретировать материал.
Вы очень мало пишете о городских жителях, собственно, само издание изначально специализировалось на история о сельчанах. Почему так?
— Основная проблема, которую мы исследуем, - географическое неравенство. Об этом мало говорят. Мы хотим актуализировать эту проблему. В основном ведь журналисты пишут о горожанах, освещают городские проблемы. Это происходит потому, что редакции находятся в городах. Ехать в деревни долго и дорого.
Сколько ресурсов уходит на создание одного материала для "Людей Байкала"? Грубо говоря, сколько стоит одна публикация?
— Подготовка одного материала стоит примерно 20-25 тысяч рублей — трудозатраты и командировки.
У вас есть какой-то KPI - условно: сделать и опубликовать один текст в неделю?
— Один-два текста в неделю, да. Но мы очень долго готовим публикации. Можем собирать материал по одним темам и писать другие. Коронавирус повлиял, конечно. Некоторые поездки пришлось перенести. Но тем пока достаточно, гораздо более существенная проблема для нас — не хватает авторов.
И где их брать? Вы говорите, что, по сути, над проектом работаете втроём: два журналиста и фотограф — как дальше будет развиваться проект?
— Мы предложили сотрудничество пяти местным авторам, одна журналистка сама попросилась к нам. Один написанный текст не был опубликован из-за низкого качества. Его автор отказался дорабатывать его, с ним мы расстались. Автор ещё одного текста также не принял правки, но мы самостоятельно доработали и опубликовали материал - автор перестал с нами общаться. Два следующих автора согласились доработать свои материалы. Мы помогли им закончить работу. Один текст опубликован, он есть в числе номинантов на премию "Редколлегия". Другой текст будет опубликован на днях. С этими двумя авторами мы продолжаем сотрудничать, они готовят новые материалы для журнала. Рассматриваем ещё один вариант. Например, искать качественных журналистов не из Иркутска и поручать им темы, которые можно сделать удалённо. Например, исследование региональных сообществ в ВК.
Почитайте шесть текстов "Людей Байкала"
После этого к вам вернётся вера
в региональную журналистику
Интервью: Александр Жиров
Made on
Tilda