ПЛАТФОРМА 3/4
Бывшее студенческое медиа,
которое стало общегородской креативной площадкой
"Платформа 3/4" возникла в Волгограде как студенческий проект, но за недолгое время превратилась в общегородскую креативную площадку. Впрочем, для издателя "Платформы" Влада Якунина этот проект — больше, чем медиа. Это и система воспитания последователей, и источник поддержания жизни в исчезающем городе, и платформа, которая объединяет разные команды.
— Влад, у вас на сайте в разделе "Команда" написано: "Мы рады объединяться…" Мы — это кто? И почему ты сейчас отдельно от команды — они в Волгограде, а ты в Ростове-на-Дону?
— Смотри, я основал этот проект ещё когда был студентом, вместе со своими однокурсниками. Начиналось это как студенческий проект, но мы очень быстро, буквально за три-четыре месяца, стали городским лайфстайл-медиа, которых в Волгограде тогда не было в принципе. И у нас были постоянно какие-то объединения, коллаборации: сначала с одногруппниками, потом с однокурсниками, потом мы начали делать ивенты и объединялись с ребятами, у которых был опыт в этом плане, потом мы начали делать подкасты — и тоже объединялись со студиями звукозаписи, ребятами, которые делают продакшн.

Волгоград — это такой город, в котором оставшиеся, ещё не уехавшие в Москву или Питер, — очень амбициозны, каждый хочет сделать что-то своё, сложить из этого своё портфолио — чтобы, уехав в столицу, показать там именно свои наработки. И в Волгограде очень сложно привлечь к себе в постоянную команду человека — чтобы он работал по твоим правилам. Поэтому каждый раз, когда мы пытались что-то новое запустить, мы объединялись с другими командами, с людьми, которые не были частью "Платформы". Например, мы захотели сделать в Волгограде своп — мы готовили большой гаражный маркет под нашим брендом с командой "СВОП Пойнт", которая этим в городе занимается. Или, например, мы устраивали кинопоказ в районе планетария совместно с кофейней. Или привозили фильм "33 слова о дизайне" и пригласили одного из режиссёров на встречу со зрителями — в ресторане "Волгоград". Просто прийти и арендовать зал у нас не было денег, а вот сделать совместный проект с ними — пожалуйста. Поэтому в основе лежит объединение разных команд.
— А в Волгограде под такие проекты есть аудитория? Или каждый раз к вам приходили одни и те же люди?
— Волгоград — очень молодой город в плане аудитории, там очень много студентов. Просто до нас они не были собраны в одном месте, а мы первыми в Волгограде оседлали волну лайфстайла — когда московский The Village немножко раскачал эту аудиторию. Когда поняли, что есть определённая критическая масса, которой мы можем что-то предложить, начали думать: "А чего в городе не хватает?" А в городе, например, было всего два лектория — но для более взрослой аудитории: 30-35 лет. Это было году в 2017-м — мы увидели, что есть запрос на более молодёжные лектории, начали проводить лекции в барах, в кофейнях, гиковском магазине комиксов. Аудитория изначально была узкой, но за счёт того, что мы собрали её в одном месте — на нашей информационной площадке, она увеличивалась. Благодаря нам те, кто не был в тусовке, узнавали, где будут классные вечеринки, где пройдёт классная выставка, хороший концерт — в итоге из онлайн-тусовки наша площадка превращалась в офлайн-тусовку.
— Офлайновые мероприятия — это история про деньги?
— Нет, скорее, брендовая. Сложно заработать на гаражном маркете. Кинопоказы мы делали бесплатно. Мы делали продукт, который предлагали жителям города, чтобы они тебя любили и приходили к тебе на стажировки.
МЕСТАМИ - 28 - якунин
Если мы не сможем объединиться,
нас ждёт судьба "Большой деревни"
— А какая изначально была идея, когда "Платформа" только появилась? Вы сразу видели для себя цель стать объединяющей площадкой?
— Как-то в Москве, на конференции в МГУ и в МГИМО, я увидел несколько студенческих медиа: The Вышка, MSU Life. Сначала была идея попробовать создать такие медиа в разных вузах: сначала в ВолГУ, потом в педе, в политехе. Но уже спустя пару месяцев мы поняли, что контента в Волгограде не наберётся на столько отдельных медиапроектов — это далеко не Москва, здесь нет столько историй. А вот в рамках города этих историй навалом — значит, надо делать единое студенческое городское медиа. Придумали страшное название — "Саботаж", которое потом десять раз пытались объяснить нашим преподавателям — что это не про революцию и не про Навального. Где-то через год я увидел название "Платформа" — и подумал, что будет круто назвать так медиа и добавить к названию "34" — потому что 34-й регион и одновременно отсылка к "Гарри Поттеру" — "платформа 9 ¾".
— Ваша аудитория — та, самая первая, — подросла в плане возраста? Она осталась с вами?
— Конкретно подросла. Изначально мы ориентировались на людей 18-20 лет. А, когда я в последний раз смотрел статистику инстаграма, у нас ядро — 25-34. Я начинал, когда мне было 19 — соответственно, я и писал для 20-летних. Сейчас мне 24 — соответственно, и та аудитория тоже выросла — и нужно адаптироваться под них.
— Как ты считаешь, аудитория вас поддерживает, потому что это журналистика — или потому что это активизм?
— Всё вместе. Одно без другого очень сложно представить. Вечная проблема "Платформы" — это тексты, могу честно сказать — ведь к нам писали, в основном, студенты. Сейчас у редакторов не хватает скиллов, у меня не хватает времени — потому что есть основная работа. И теперь это не то чтобы активизм, а, скорее, полезный проект для молодых жителей города. Раньше мы были полностью завязаны на креативной экономике: где скидки, кого привозят, интервью с теми, кто привозит. А сейчас мы пришли к формату "10 главных новостей дня" в нашем телеграм-канале, потому что поняли, что упёрлись в потолок в плане креативной аудитории — 20 тысяч — и всё.
— Вы всегда работали на грани активизма или пытались зарабатывать?
— Да, был у нас период работы с инвестором, когда у нас был офис и зарплаты, тогда мы делали по 25 текстов в месяц — мы тратили специально время на то, чтобы делать хорошие классные тексты, находить интересные истории. К нам не пришёл бы большой завод с рекламой — аудитория не та. Подписка на новости? Никто не будет платить за новости!

И вот тогда возникла идея создать партнёрскую программу с кофейнями, ресторанами, магазинами — чтобы наш подписчик получал там скидку в 30%, предположим. Мы обсудили эту идею с владельцем местной студии-разработчика мобильных приложений, он заинтересовался и стал инвестором, получив долю издания. Вместе с ним мы запустили собственное мобильное приложение: ты в нём получал пуши с новостями, но при этом мог взять билет на концерт со скидкой, потому что мы договорились с организаторами, а ещё у тебя были скидки в 20 заведениях города на основной продукт — кофе, например. К сожалению, идея не выстрелила — мы изначально ошиблись, задрав цену на подписку — 300 рублей, за полгода на нас подписалось человек двести.


— Чем всё закончилось? Ты сказал, что инвестор получил долю "Платформы".
— Мы друг друга, считай, простили. Я отдал ему приложение, а человек сказал, что медиа ему не нужно.
— Для него это была коммерческая история?
— Ему было интересно попробовать. Такое бывает: у человека может быть изначально запрос — сделать что-то культурное, полезное для общества, чтобы зачлось на том свете. А потом он начинает считать свои деньги и… Через полгода сотрудничества мы обнаружили, что проели около 600 тысяч: офис, моя зарплата, два редактора с зарплатами по 20 тысяч, плюс — мы начали, наконец, платить гонорары авторам. И вот инвестор думает: приложение не выстрелило, денег — кот наплакал, когда всё это окупится — непонятно — да нафиг оно надо!
— Как ещё может такое издание может зарабатывать?
— Я с прошлого года ношусь с идеей издательского дома для локальных медиа. Главная идея была такая: продавать рекламу крупным компаниям одновременно в разных локальных медиа в разных регионах. Каждая редакция переупаковывала бы рекламу для своей аудитории, потому что лучше её знает. Такое объединение решило бы финансовые проблемы многих локальных изданий. Потому что когда к тебе приходит региональный рекламодатель, даже представитель крупной компании, он приносит тебе 20 тысяч рублей — что на них можно сделать? Это несерьёзно.

Мы уже провели переговоры с "Большой деревней" из Самары, "Даунтауном" из Воронежа, SCAPP из Сочи, "Бродвеем" из Калининграда, "Тютиной" из Ростова-на-Дону, "Постером" из Томска, "Морсом" из Курска, "Двором" из Астрахани, It's My City из Екатеринбурга. Даже придумали общее медиа — "Переулок", сделали лендинг. Сначала все согласились, что это хорошая идея. Потом понемногу начали отказываться: "слетела" "Тютина", отказался SCAPP, отказался It's My City, не определились "Инде", закрылась "Большая деревня".

Я никогда не понимал — почему нельзя под одним брендом развивать такие истории? У "Афиши" был редакторский чат по регионам — не прошло. The Village пытался двигаться — и с франшизами, и с отдельными редакциями — тоже не всё получилось. При этом мы бы не стали насильно менять участников этой сети. Они бы так и остались локальными изданиями, со своими названиями, своей стилистикой, своим брендом, который любят и знают в своём городе, с редакторами, которые живут в соседнем с читателями доме, которые знают, чем город дышит. Но если мы не сможем объединиться, нас ждёт судьба "Большой деревни".
— На какие форматы вы сейчас делаете ставку?
— Мы уже запускали три подкаста у себя на "Платформе". Сейчас готовим подкаст про футбольный "Ротор" — очень хочу спортивный подкаст.

Ещё хочу завести архитектурную рубрику на сайте — в Волгограде нет таких классных архитектурных историй, как в Ростове-на-Дону. Важно понимать, что мы очень сильно завязаны на локальности — если ты не из Волгограда, то хрен поймёшь, о чём речь. Вот, готовится у нас статья про "шайбы" — это такие круглые здания, типа башен. Одно время они стояли заброшенными, а сейчас осваиваются — в "шайбе" на Речном вокзале, например, открыли пафосный ресторан. Мы подумали, что было бы интересно рассказать историю этих зданий.
— Расскажи, как сейчас работает редакция "Платформы".
— Я отошёл от редакционной работы, но по-прежнему консультирую ребят .Сейчас в команде пять человек, плюс большое количество стажёров — не только пишущих тексты, но и желающих делать нам дизайн, обложки статей. Просто потому что мы достаточно известны по всему городу и нас уважают. Мы хотели стать изданием, где можно "набить" себе портфолио — и мы таким изданием стали. И это очень правильная история — ты работаешь на своё будущее. Когда пришедшие к нам студентки прошли стажировку, они стали авторами. Когда поработали авторами — стали редакторами. Сейчас, я надеюсь, они начнут делать офлайновые мероприятия.

По примеру VC.ru, для которого я когда-то писал, мы собрали что-то вроде редакционных правил — "Отдел знаний": ответы на вопросы, которые периодически прилетают от стажёров — очень большой документ. И одновременно мы сделали "Карту развития" — собрали очень большое количество книг, статей, телеграм-каналов, подписок, которые им нужно прочитать за полгода. Для начинающих — "Как взять интервью", "Как написать текст". А через шесть месяцев тебе уже предлагают блок — "Как спродюсировать подкаст". И на основе этого мы попытались сделать нашу обучающую программу — собрали неплохой список студентов филфака и журфака, около 30 человек, которые пришли к нам на обучение.

С ними мы проводили занятия, показывали и рассказывали всё — осталось человек восемь в общей сложности. Из них выделились 3-4 человека, которым вся эта медийная история очень нравилась — соответственно, мы начали их двигать, понемногу нагружать, давать новые задания, выделять всё большие зоны ответственности. Это, в целом, замкнутая система, в которой всё закольцовано: ты сделал много всего классного, подготовил человека вместо себя — пошёл дальше; этот человек делает то, что делал когда-то ты, пошёл дальше — но тоже успел подготовить человека вместо себя. Если эта система не сломается, она может работать хоть 50 лет. И для меня важно, что "Платформа", которую я сделал — это проект для города, и мне важно, чтобы он продолжал работать долго. Получилось так, что ребята сейчас и развивают журнал, когда я уехал.
— Они работают за деньги?
— Когда приходят деньги от рекламы, девчонки делят их между собой. В месяц они получают примерно по 10 тысяч. Но ты учитывай, что это второй курс! И каждой из них я стараюсь найти какую-то работу на фрилансе, чтобы они получали дополнительные деньги и навыки. Нельзя воспринимать работу в "Платформе" как основную — это, скорее, работа на портфолио, за которую ты иногда получаешь деньги — прожить на них сложно, но с голоду не помрёшь. И плюс тебе ещё постоянно подкидывают фриланс. Так что, если ты собираешься уехать через 2-3 года, у тебя к этому времени уже будет портфолио.

А если говорить про команду — мне не хотелось бы, чтобы проект остановился, когда я перестану им заниматься, поэтому я целенаправленно готовлю нынешних редакторов к самостоятельной работе. И когда им настанет пора уезжать из Волгограда, они для себя подготовят замену. Я бы хотел, чтобы это был такой общественный проект.
местами - 29 - якунин
Дело не в том, что я уехал — а в том,
что "такие, как я" — тоже уехали
— Ты так уверенно говоришь, что "когда им настанет пора уезжать". А почему из Волгограда люди уезжают?
— Дело в том, что люди, которые идут в журналистику — это амбициозные люди. Но в таких городах, как Волгоград или Омск, например, сложно реализовать свои амбиции…
— В таких — это в каких?
— В слабых с экономической точки зрения. Когда ты получаешь зарплату в 25 тысяч рублей — это нормально на первом этапе твоей карьеры. Но когда тебе исполняется 24-25, ты видишь, что твои друзья уехали — и пусть тяжело и много работают, — но зарабатывают намного больше, тебя это начинает напрягать. Ты видишь, что ты не глупый, что у тебя приличное портфолио — и вот что тебе дальше делать? Как раз в этот момент люди и решают: "А чё тут делать?" Если деньги для тебя не важны или если ты можешь зарабатывать удалённо, то я даже советую оставаться в таких городах, как Волгоград или Омск — потому что город в тебе нуждается. Потому что вот смотри: я уехал — и всё, в Волгограде ни одного гаражного маркета, ни одного кинопоказа в том формате, что мы делали, лекции скукожились до одного проекта. Дело не в том, что я уехал — а в том, что "такие, как я" — тоже уехали.

У нас был очень хороший проект Motive Sound — все хипстеры города были там. Полтора года не было этого проекта, уехали ребята — других масштабных вечеринок в городе тоже не стало. Был проект "Пушка" — они организовывали маркеты еды и фестивали, но у волгоградцев банально не было 900 рублей, чтобы заплатить за вход на фестиваль — и ребята ушли в видеопродакшн, снимают для YouTube — и в городе больше не стало маркетов. Всё зиждется на кучке энтузиастов, которым в какой-то момент надоест тащить всё на себе.

То же самое, кстати, и про локальные медиа. Чем слабее экономика в городе, тем меньше рекламных заказов, тем сложнее монетизируется аудитория. В Казани, где есть "Инде", в Ёбурге, где есть It's My City — попроще ситуация. А мы в Волгограде сидели…
— "Инде" — это ведь не совсем про заработок на рекламе история, если ты понимаешь, о чём я.
— А это тоже связно! Экономика города зависит, в том числе, и от чиновников, которые понимают, что можно вкладывать деньги в такие издания, как "Инде" — которые продвигают Татарстан. Ты приезжаешь в Казань, открываешь "Инде" — и сразу понимаешь, что в городе можно делать, куда можно пойти. Если ты находишь такое издание — у тебя сразу меняется впечатление о городе, отношение к нему: о, тут жить можно!
— По-твоему, медиа может влиять на то, остаются люди в городе или уезжают из него?
— Конечно! Когда мы только начали, даже незнакомые люди — лично или в комментариях — нам говорили: "О, спасибо вам, а я думал, у нас в городе нихрена нету — а вы рассказываете нам". Откуда ты ещё узнаешь, что открылось что-то новое, если не из локального медиа? Когда мы начали писать про вечеринки в городе на "Платформе", выяснилось, что в Волгограде есть 15 мест, где проходят вечеринки чуть ли не каждый день. 15! Я сам знал только о трёх.

Ты читаешь и думаешь: "Ну, жить-то можно! Есть движение!" Меняется восприятие города. Если бы все наши чиновники были такими продвинутыми, как в Татарстане, они бы вкладывались в такие медиа — потому что из их медиа складывается общественное мнение о городе.

Команды, которые делают маркеты, команды, которые работают в медиа, команды, которые делают вечеринки — это маркер развития. Если они есть — город живёт. В 2018-м, когда "Пушка" делала маркеты, Motive Sound делал вечеринки, мы делали лектории, город жил. Когда мы начали делать лектории, начали появляться, как грибы, лекционные проекты по всему городу — одно время их было штук десять на весь Волгоград. Сейчас — полтора… Если у тебя есть перед глазами пример — ты можешь сам попробовать что-то организовать: провести свой фестиваль, организовать свой лекторий или создать своё медиа. И когда у тебя есть выбор, ты уже чувствуешь этот город своим.
Интервью: Александр Жиров
Фото: arcticpops
    Made on
    Tilda